Русский клуб Путешественников

  п.Териберка. Баренцево море.

Прыжок из лета в зиму.

Поездки из зимы в лето стали уже настолько привычным делом, что уже давно никого не удивляют. Но настоящие парни не идут лёгким путём, ведь, греть пузо в Анталии на пляже - удел дряхлеющих клерков и доблестных работниц отечественной торговли, и, они отправляются "штурмовать далёко море" за полярный круг. И, наплевать, что последний снег идёт в этих краях в июле, а первый... тоже  в июле, и средняя температура июня соизмерима с мартом в средних широтах, настоящие парни любят "нырять и купаться" в Баренцевом море. А поскольку таких парней у нас много, то бронировать поездку приходится минимум за полгода, как в Куршевель (правда для новых русских – Куршавель, с ударением на а).

Первый тревожный звоночек настиг меня в Италии, когда до отъезда осталось чуть более недели:
- Военные не сдали причал, выхода в море не дают, комиссия во вторник - это последняя надежда...
Во вторник самые худшие предположения сбываются:
- Сдавайте билеты, комиссия была, но причал не открыли, им нужно время...
Время? Для чего у нас всегда  и всем чиновникам нужно время? Неужели новый причал, только что сданный строителями по всей строгости военной приёмки, нуждался ещё в особом мнении какой-то комиссии???
И что теперь? Вернуть деньги за несдаваемые билеты из своего кармана и отменить поездку? Ну, нет, так можно людей потерять и свой авторитет тоже. Звоню на Север:
- Фёдор Степанович, проблемка на Немецком, причал не открыли, а мои молодцы сдаваться не намерены, к вашим красотам рвутся.
- Завтра перезвони, попробуем что-нибудь придумать - звучит очень обнадёживающе, особенно если это говорит "настоящий полковник", зам.нач.штаба армии, правда в отставке.
Обзваниваю ещё пяток дайвцентров, но везде полный аншлаг, всё расписано вплоть до осени. К утру от волнений мог бы поседеть, да уже некуда, и так, как лунь. Правда Александр Гуремчук ещё обещал помочь, ему замолвил словечко мой хороший знакомый Александр  Медведев.
В полдень звонит Степаныч:
- Петров!
- Я!
- Срочно паспортные данные на всех Гулимчуку!
- Есть!
- Тут уже весь Север над твоей задачей бьётся, но мы с тобой её, каждый по своим каналам, решили, едете в Териберку!
В Териберку, так в Териберку, не билеты же сдавать, нужно расширять географию. Забегая вперёд, скажу, кто-то написал в интернете сакраментальную фразу: " В Териберке я видел жопу мира, но мне понравилось..." Нам - тоже! И, может, мы видели одну и ту же, а может и разные, но суть одна - Север суров, но прекрасен!
В Москве «тридцатка» и мои увещевания о том, что надо брать ушанку и валенки, похоже, не подействовали, во Внучку все прибыли в коротких штанишках и сандалетах "на босу ногу", ну прямо, группа «отдыхаек» собралась на Мальдивы. В комфортабельном Боинге-737, тоже никто не заподозрил стремительно приближающегося холода Севера, со скоростью 900 км/час.

Мурманск встретил нас туманом и еле пробивающейся зеленью на деревьях, растущих по берегам  ещё не совсем растаявших озёр. Посёлок Лодейное, где мы с комфортом разместились в 4-х комнатной квартире с "белым другом" и горячей водой, по двое в номере, конечно же отдыхает по красотам против Немецкого, с его двухъярусными шконочками и беганьем "до ветру".

Дома стоят облезлые, добрая половина с заколоченными окнами, вокруг покосившиеся сараи, за ними сплошная помойка, но если отъехать в сопки, то картина радикально меняется. Вы видели расцветающую тундру после долгого зимнего сна? Красота неземная, правда, в миниатюре. Всё цветёт сразу и ива, и брусника, и берёза, ведь надо ещё успеть созреть за столь короткое лето.

На следующий день погодка улучшилась и мы отправились нырять. Причал находится на новом рыбзаводе, построенном норгами, и обстановка разительно отличается от разрухи, царящей в посёлке. Свежие корпуса, окрашенные весёлой краской небесного цвета, рабочие, в опрятной и красивой униформе, прямо в другой мир попадаешь, но до причала, видимо, руки ещё не добрались... Два новеньких "Зодиака" стоят под парами и ждут, пока мы облачимся. По лодкам разбиваемся по "костюмному" принципу. В ту, что побольше - "сухари", в ту, что поменьше - "мокряки" - у них и взлётный вес меньше, и ныряют мельче, ведь уже на 10 метрах "девятка" превращается в 5,5 мм. Что же говорить про "семёрки" и, даже, "пятёрку" (есть у нас такой хладостойкий герой)?

Первый дайв на мысе Депларанского, у птичьего базара. Может, повезёт, и увидим подводный полёт его обитателей? Но погода им, видно, не по кайфу, и кайры сидят  на гнёздах, а мы падаем за борт. Талый снег мутной водой стекает на поверхность залива и, при смешивании с солёной водой, добавляется эффект перекристаллизации - не видно даже вытянутой руки. Метрах на трёх, как в самолёте на посадке в глухую облачность, начинаем различать очертания напарников, а над головой висит свинцовая муть. На пятнадцати метрах вода уже достаточно чистая и прозрачная, можно вдоволь любоваться зарослями ламинарии, звёздами, ежами, встречаются даже морские огурцы - кукумарии, смачно облизывающие свои "загребущие" щупальца.
Первое погружение, обычно, как первый блин - комом, кому шею давит, кому ещё что, кто после долгого перерыва, но к концу его уже все адаптировались, расслабились и начали получать удовольствие. "А где краб?" - народ интересуется после дайва, отвечают - "Непогода, на дальний кордон ушёл краб, но мы его обязательно вычислим и понаблюдаем". После шикарного обеда, лучше, чем в парижском ресторане "MAXIM"  (просто дежурным по кухне заступил Сам Фёдор, а кухня это его любимое хобби и на этой теме мы остановимся чуть ниже), идём посмотреть стеночку в районе мыса Жилой. На дворе уже вечереет, но солнце вылезло из-за тучки и шпарит, как прожектор, тем более, что части суток в это время года теряют свою актуальность. Если в полдень был дождь, то лучше нырнуть в солнечную полночь. Так и сделали.
Стеночка простенькая, на дне чистенький  светленький песочек. По нему много раков-отшельников (с домиками из трубача за спиной) бегают быстро и не очень хотят позировать перед объективом.


Остальной набор живности стандартный для этих мест и глубин, но всё очень живописно. Поплавали, воздух съели, удовольствие получили пора поднимать группу, а у меня ещё сотка. Попрощались, я пошёл дальше и, как выяснилось, не зря. Проплыв ещё немного я увидел на «пятнашке»  в капусте расщелину, уходящую в берег. О! Это сказочный каньончик, дно, как будто отполированное, ширина - чуть шире плеч, а сверху на стенках смыкаясь растут ламинарии. По этой трубе плавно поднимаюсь до поверхности.

Так и есть, похоже меня потеряли, но в лодке быстро заметили моё появление и спешат подобрать. Оказывается к "мокрякам" подплывали любопытные тюлени, видно, приняв их по чёрно-серому пикассиному камуфляжу за родственников.
- А у нас тут зима была, снег шёл - говорит кормчий Алексей.
- Я и заметил, что как-то не по сезону стало смеркаться.
Шквал пролетел и уже опять светило солнышко, красота, да и только. Лежу на поверхности, отстёгиваю шланг поддува сухаря и загораю мордой лица.
На завтра - штормовое предупреждение, выход в море не дают, однако можно погрузиться с берега, и на совете "в Филях" принимаем решение отправить добровольцев за гребешком для морского плова, а то разгуляется сильнее и придётся, не солоно хлебавши, в тёплом номере заливать тоску водкой под завывание вьюги. Спускаемся к воде у мыса  Девятого, там закрыто и не так сильно шкивает, но в воду зайти не просто, а как выходить? Всё небо затянуто низкими свинцовыми тучами, море тоже как свинец, только жидкий, а между ними северный ветер и косой дождь. На тридцатке темно как у негра подмышкой и вода - 3 градуса, зато есть гребешок, очень много, и сидит, никуда не убегает. Эх, нормальные люди сидят дома у телевизора или фитнесом занимаются, полунормальные - одели тёплые курточки, капюшоны на глаза натянули и сидят на берегу с пузырёчком, ждут закуску, а мы ползём по дну, 30-ю метрами ниже поверхности моря, с тяжёлым мешком и набиваем его ракушкой. Выполняем, можно сказать, ответственное задание дяди Фёдора - без гребешка плова не получится, впрочем, как и без капустки, огурцов и прочих даров моря. Наконец, когда со всем этим добром выныриваем, нас ждёт приятный сюрприз - 8 здоровых мужиков, мешок гребешка и грамм 200 на дне бутылки.

Злодеи! Замёрзли они, пока психи за добычей в воду лазили, грелись и всё приговорили. Это по-нашему, по-доброму, человек дайверу - тамбовский друг (извини Игорь, ничего личного, хотя ты принимал в этом самое горячее участие).

На следующее утро прогноз ещё ухудшился, опять выхода не дают, дует Сиверко метров 20-25 в секунду, гнёт, и без того гнутые, карликовые северные дерева, штормит, бьются волны о мыс Териберский, взлетают 30-метровыми фонтанами и рассыпаются мелкодисперсным брызгами по граниту. Даже психи не отчаялись лезть в воду, задание выполнили вчера, а сегодня можно как нормальные люди... Да, как нормальные туристы, пойти в сопки, посмотреть береговую батарею, через три гряды - по крутым гранитным скалам и два водораздела.

Через речки - босиком, поскольку резиновых сапог никто не взял, а другой дороги нет. Да, конечно это были не те пушки, что с клеймом Круппа, на Немецком, послужившие А.Маклину прообразом для написания известного романа, но тоже серьёзная батарея из пяти 150-миллиметровых орудий. Пушки, сопки, водопады, конечно, всё это интересно, но главная цель - нырялка, а погода... Мы не можем ждать милости от погоды, пора за неё браться, ломать, да и "боекомплект" ещё достаточный.

Вечером на базе Степаныч нас встречает с огромным котлом дымящегося плова, с целыми отмытыми гребешками и остальным сифудом, поднятым накануне.
- Я вам тут ещё свининки нажарил, мраморной, в спецмаринаде, ну если вдруг плова не хватит. Быстро умыться, оправиться и за стол, пока всё горячее!
Плов! Если Вы не пробовали плов, приготовленный Фёдором Степановичем - вы не пробовали ничего! Только за этим пловом стоит приехать на Север! Прав дядя Фёдор, утверждая, что 90% удовольствия человек получает через желудок.
Начинаем ломать погоду, в бой идут тяжёлые орудия - "За погоду!", антинепогодные "залпы" не оставляют никаких шансов на продолжение шторма, тем более под такую закусь... И чудо свершилось, когда нужно было выключить свет - на дне остался последний гребешок - в окошко пробился яркий солнечный луч!
- А там, где-то свининка была, - раздался робкий голос, - ведь успех надо закрепить.
И закрепили; не всё что "горело" - выпили, но всё что готовилось целый день - ушло на закуску. Солнце сияло всю ночь, это оно над нами издевалось, потому что назавтра всё было как у классика русской литературы А.Толстого: "Хождение по мукам. Часть первая. Хмурое утро"... Шёл мелкий осенний дождь. Правда, были и положительные стороны - следствие ломки погоды - ветер стих, штормовое предупреждение сняли, а в воде всё равно, дождь водолазу не помеха. Только темно очень, но хорошие фонари  могут локально скоректировать ситуацию и помочь насладиться красками моря на, отдельно освещённом, участке дна морского.

Улучшение погоды, за которое мы бились накануне, не щадя живота своего, похоже, было по душе и крабу - он поднялся из глубины и присутствовал везде, начиная с 12-ти метров. Это доброе и милое существо, а самое главное - абсолютно безвредное, как утверждают учёные. Завезённые с Дальнего Востока в 70-х годах прошлого века, крабы, перегрызя колючку, устроили побег из зоны эксперимента и ассимилировали повсеместно, размножаясь со страшной силой и вырастая до невероятных размеров (может от радиации с "ядрёных" лодок мутировали, а может просто условия сверхкомфортные). Жрут они, вопреки заявлениям краболюбов об особых гурманских наклонностях к травке «тим-тим», практически всё: морских ежей, звёзд и прочих там иглокожих вместе с колючками, безобидную игрушечную рыбку пиногора, раков-отшельников, выхватывают из утробы актиний пойманную медузу. Вы видели, как они ловят мойву? Их порядку и согласованности могла бы позавидовать самая дисциплинированная и многочисленная китайская армия! Когда мойва идёт на нерест, полчища краба перегораживают залив, вставая ярусами друг на друга. Верхние, поймав добычу, спускаются вниз и уступают место нижним, и так, пока все членистоногие не наедятся вдоволь.

Сила же у краба в клешнях великая, палец может легко переломать, а шланг на 2-ю ступень, в котором 9 атмосфер пережимает легко и подача воздуха прекращается... Так было несколько лет назад, когда  небольшой крабик, кило на 5, на тридцатке перекрыл воздух девушке Кате, после чего её гринписовское заблуждение о полной беззащитности этих монстров, сменилось прямо-таки настоящей корсиканской вендеттой за, чуть не загубленную, молодую жизнь. Ну а ход молоди - это нечто из фильма ужасов! Насколько хватает глаз, всё дно представляет кишащую поверхность из ползущих и копошащихся тварей.
- Санёк, докладываю! Нажарил 40 котлет из охлаждённой трески - встречает вечером нас Фёдор Степанович, - надеюсь должно хватить и на утро. Вы пробовали свежепойманную треску? До Москвы, в лучшем случае, доходит вторая заморозка, а свежачок... Тает во рту! Пальчики оближешь! Никаких поговорок не хватит описать вкусноту - пробовать надо! Особенно из рук Фёдора - они золотые, умеют придать особый шарм и без того вкусному продукту. Помню, как-то, Степаныч приготовил языки трески в кляре...
Сели поужинать, чем бог послал -  крабиков немножко, голов пять кило по шесть, котлетки, салатик, водочка, чисто натурпродукт. Все бурно обсуждали аспекты жизни и деятельности переселенцев (надо заметить, что к концу дискуссии котлет осталось всего две…).

Как-то лет 5 назад мы проводили замеры промыслового краба. У средних особей по 6 с половиной килограмм  размах "крыльев" метр двадцать семь, карапакс - четветрь метра. За одно погружение можно легко поднять улов в 15-20 штук.
Состояние погоды стабилизировалось на глубокоосенненей для Подмосковья, а яркое солнце и тёплое море никто и не предполагал здесь увидеть. Шторма нет - уже хорошая погода. Нырялка была интересная, удалось вдоволь понаблюдать и поснимать местную живность, только, жалко, в открытое море из залива выйти так и не удалось. Будет стимул вернуться.

2


Путешествуй с клубом

— Делись впечатлениями
— Добавляй фотографии
— Находи друзей

Пользовательские метки